регионы России
Направления деятельностиСведения об организацииО нас455-ФЗУслугиФилиалыПресс-центрКонтакты
Карта филиалов
Российского центра защиты леса
Посмотреть филиалы списком
закрыть

Общая информация

Телефон единой диспетчерской службы
Федерального агентства лесного хозяйства

8-800-100-94-00

 

 

 

Массовые размножения и особенности фенологии ильмового ногохвоста на территории Волгоградской области

Серый Г.А., начальник отдела защиты леса и лесопатологического мониторинга филиала ФБУ «Российский центр защиты леса» «Центр защиты леса Волгоградской области»

Наряду с основными лесообразующими породами произрастающие на территории юго-востока Европейской части РФ, ильмовые периодически повреждаются фитофагами. Среди массовых листогрызущих насекомых-вредителей особую роль занимает Ильмовый ногохвост Exaereta ulmi Den. & Schiff. [Lepidoptera: Notodontidae].

В литературе ранние упоминания об ильмовом ногохвосте сделаны Ф. Кеппеном в монографии «Вредные насекомые» в 1881 г. К. Ламперт представил сведения о морфологии и распространении фитофага на территории западной Европы и части России. В 1886-1890 гг. Г.А. Даниловым и в 1889-1891 гг. И.Я. Шевыревым, при обследовании степных лесничеств были выявлены наличие гусениц ильмового ногохвоста и нанесённые ими повреждения разной степени.

Вспышку массового размножения ильмового ногохвоста наблюдал Н.Л. Сахаров в 1921-1924 гг вблизи Саратова.

В работах Н.С. Андриановой, А.И. Ильинского, А.Г. Шарова, Д.В. Померанцева, А.И. Воронцова, Н.А. Апрышко, приведены различные сведения по биологии и распространению ногохвоста, авторы охарактеризовали его как наиболее опасного вредителя ильмовых пород.

Вместе с тем, в литературе в значительной степени отсутствуют сведения о факторах, влияющих на динамику численности, хронологии вспышек массового размножения и масштабы их распространения на территории Нижнего Поволжья. И эти вопросы, и вопросы связанные с особенностью биологии, разработки системы надзора и специфики учета численности включены в перечень задач наших исследований.

Материалы и методы исследования. Анализ динамики массовых размножений ногохвоста в Волгоградской области производился за период 1956–2014 гг. по официальным отчетным материалам лесопатологических обследований, наших наблюдений и ежегодной статистической отчетности Департамента лесного хозяйства Волгоградской области и Центра защиты леса Волгоградской области. Регистрация площади очагов массового размножения проводилась последователь­но во времени на конец отчетного года. На основании реорганизации территория лесхозов Волгоградской области в 2007 г., данные статистики очагов ногохвоста нами приведены в соответствии действующих территориальных границ лесничеств на сегодняшний момент.

В естественных условиях наблюдения за биологическим циклом ногохвоста проводились нами на восьми постоянных учетных площадях в 1987 – 2014 гг. В лабораторных условиях работы с натурным материалом проводились в фазе яиц, гусениц и куколок. Для выявления и учетов бабочек использовались ловушки с вкусовыми приманками трех стандартных составов и источником света с экспозицией в насаждении и за пределами его удаленности от границ на 100, 200 м. Отдельно использовали ловушки с клеевым вкладышем со стандартным клеем «Пестификс».

Учеты численности ногохвоста, определение качественного состояния в фазе яйца гусеницы и куколок, степень повреждения крон осуществлялось с использованием общепринятых лесопатологических методик в лесозащите.

Результаты и обсуждение. До начала регулярных наблюдений, вспышки массового размножения ногохвоста были отмечены в лесах на территории Астраханской и Волгоградской областей в конце IX и в первой половине XX столетий.

За период 1956-2014 гг. в насаждениях Волгоградской области площадь очагов массового размножения ильмового ногохвоста изменялась в разные годы от 0,01 тыс.га до 1,5 тыс.га. и действовали в периоды 1956-1963 гг, 1965-1970 гг, 1981-1988 гг, 2001-2004 гг, 2012 г - и по настоящее время. Максимальная площадь очагов отмечена в 1962 г (2,22 тыс.га), 1968 г (1,47 тыс.га), 1981 г (0,11 тыс.га), 1986 г (0,43 тыс.га), 2004 г (0,20 тыс.га), 2014 г (0,02 тыс.га). В среднем площадь распространение очагов составляет 0,198 тыс.га, в том числе в разрезе лесничеств: Волгоградское - 59 г, Иловлинское - 46 га, Камышинское - 8 га, Октябрьский Ольховское - 34 га, Светлоярское -14 га, Среднеахтубинское -28 га, Старополтавское -11 га.

Вспышки в основном распологались на территории Заволжья и в районе правобережья реки Волга вдоль Приволжской возвышенности с севера на юг (рис. 1).

Рис. 1. Схема распространения Ильмового ногохвоста на территории Волгоградской области.

Проводимыми мероприятиями по локализации и ликвидации очагов достигалось снижение численности фитофага, что позволило ограничивать дальнейшее распространение вспышек размножения ногохвоста на территории Волгоградской области. То есть, фактические распространения могли быть несколько больше зафиксированных статистические данных площади очагов ногохвоста. Подъем численности ногохвоста начался в 2011г. и в 2012 г очаги были выявлены в Камышинском лесничестве на площади 24 га. На протяжении трех лет подряд площадь очагов остается не изменой. Однако, в 2014 г. при проведении обследований были выявлены локальные повреждения слабой степени на территории Городищенского, Дубовского, Быковского и Камышинского муниципальных районов, более масштабные повреждения, как по площади, так и по степени объедания наблюдались нами в лесополосах Николаевского и Палласовского муниципальных районов области.

На территории Республики Калмыкия, повышенная численность ильмового ногохвоста наблюдалась в 1960, 1971, 1982, 1994 гг., в насаждениях Башантинского Ергенинского, Элистинского, Южного участковых лесничеств. Вместе, тем за период 1960-2014 гг. повреждений ногохвостом статистикой не регистрировалось.

На территории Астраханской области за 1999-2013 гг. очаги размножений фитофага статистикой не регистрировалось.

В месте этим, повреждения ногохвостом насаждений локального характера были отмечены в 1949, 1962, 1972, 1981 гг на территории Ахтубинского и Харабалинского районов. В 2013 г очаги, как вновь обнаруженные были зарегистрированы на площади 110 га, в 2014 г площадь действующих очагов ногохвоста осталась без изменений.

Таким образом, листоед регулярно дает вспышки массового размножения различной периодичности и интенсивности в Волгоградской области и соседних регионах, повреждая как озеленительные и защитные посадки разных ильмовых пород, так лесные культуры различных возрастов.

Морфологические особенности характеризуются следующими признаками. У бабочек размах крыльев до 3,8 см, окраска передних крыльев темно-серая с двумя темными поперечными полосками, более светлые посредине. Несколько иные задние крылья, грязно-белые, а вдоль наружного края буроватые. Усики у самца перистые до 2/3 общего размера (рис. 2).

Рис. 2. Бабочка ильмового ногохвоста.

Яички шаровидной формы до 1 мм в поперечнике, снизу несколько уплощенные, густо-пунктированные, с темным круглым пятнышком на вершине.

Тело гусеницы почти голое, заканчивается двумя булавовидными отростками, образующими вилку, подталкиватели отсутствуют, откуда и произошло название «ногохвост». Окраска буровато-серая, желтовато-зеленая или зеленая с многочисленными желтоватыми, черно-окаймленными точками, на спине и боках по желто-бурой полоске. На 4 и 11-м тергитах небольшие черные возвышения. Длина гусеницы достигает до 5 см (рис. 3).

Рис. 3. Гусеница ильмового ногохвоста.

Длина куколки достигает 2 см, черная, матовая, мелкопунктированная; кремастер уплощенный, увенчанный двумя обособленными или одним общим пучком веерообразно расходящихся толстых саблевидных щетинок.

Особенности биологического цикла развития заключаются следующим: Лёт бабочек начинается обычно во второй половине апреля, при средней температуре воздуха превышающей порок +9°С, и продолжается до третьей декады мая. А.И. Ильинский (1965) указывал, что бабочки могут дополнительно питаться. По данным В.И. Щурова (2014), применительно условий Краснодарского края большинство видов чешуекрылых сем. Хохлатки характерно афагия. Наши работы по привлечению бабочек на вкусовые приманки, не дали особо положительных результатов. На основании этих результатов, можно сделать вывод, что практического применения приманок с целью надзора за фитофагом не целесообразно. На световые ловушки наблюдалось массовое привлечение бабочек ногохвоста, идентичные данные были зафиксированы В.И. Щуровым (2008). Стоит отметить скоростные способности бабочек и возможность перелетов их на значительные расстояния. Однако, для откладки яиц с равномерным сосредоточиванием в насаждении, самки эту способность в полной мере не используют. Так как, были отмечены закономерности, в которых на протяжении двух лет подряд на определенных куртинах, деревьям наносились повреждения средней и сплошной степени, в этот же период часть этого насаждения практически не подвергалась объеданию. Исходя из этого, в популяции была отмечена внутри видовая конкуренция между гусениц за пищевой ресурс. Так же, были случаи, когда в сосновых насаждениях с примесью вяза мелколистного и гладкого (Ulmus parvifolia, Ulmus laevis) при использовании феромонных ловушек для надзора за совкой Panolis flammea Den. & Schiff. на клеевую поверхность вкладыша ловушек фиксировались бабочки ильмового ногохвоста. Данный факт, привлеченных бабочек, возможно, объяснить реакцией на разность между температурой среды под пологом леса и температурой корпусом ловушки.

По данным А.И. Ильинского и А.И. Воронцова, самки могут откла­дывать до 500 яичек, по нашим данным максимальное количество несколько ниже, что составило 412 штук, а диапазон средней плодовитости за весь период наших наблюдений изменялась в пределах от 68 до 297 штук.

Откладка яиц производится на нижней или верхней стороне листьев, поодиночке или группами по 2-5 шт. Через 9-14 дней из яиц отрождаются гусеницы. Развитие гусениц длится 25-38 дней. За это время они линяют четыре раза и проходят пять возрастов. Нами было установлены возрастные различия ширины головной капсулы: 0,6; 1,8; 2,1; 3,2; 4,6. Период откладки яиц у ногохвоста сильно растянут. И поэтому при учетах в кронах можно встретить гусениц одновременно трех возрастов. Для расчета угрозы повреждения показатель кормовой нормы гусеницы составляет 3,86 г. При питании гусеницы повреждают листовую пластинку, оставляя лишь главную и вторичные жилки. В период покоя старшие возраста гусениц принимают вытянутую форму вдоль веточек.

После завершения питания окукливание происходит в почве на глубине 5-10 см в хрупком коконе из ее частичек, скрепленных шелковинками. Стоит отметить, что по площади проекции кроны куколки располагаются не равномерно. В виду этого, при проведении учетов учетные площадки целесообразно закладывать прямоугольной формы по всей длине радиуса проекции кроны начиная от ствола. Для учетных работ количество площадок должно быть не менее трех, с разной направленностью от ствола дерева (рис. 4).

Рис. 4. Куколка и земляной кокон ильмового ногохвоста.

Зимует ильмовый ногохвост в куколках. Средний вес куколок варьирует от 0,13 до 0,24 г. Для определения качественных показателей популяции, различие между полами у куколок производиться по морфологическим признакам. Генерация одногодичная.

В динамике численности листогрызущих вредителей факторы влияют в разной степени в зависимости от фазы развития насекомого. Исследования состояния популяций в фазе яйца показали, что степень паразитировании в отдельные годы имеют максимальные показатели на уровне 10 и 11 % (таб. 1).

Паразитированность осуществлялась яйцеедом рода Trichogramma. На основании полученных данных, можно сделать вывод, что в природных условиях паразитический комплекс не влияет на затухание вспышки в стадии яйца. Но энтомофаги занимает определенное место, и являются одним из факторов регулирующую численность ногохвоста. А.И. Воронцов, Е.Г. Мозолевская, Ю.И. Гниненко, Ю.П. Мухин и другие авторы предлагают ряд приемов по увеличению численности паразитоидов, что позволит в значительной степени увеличить долю паразитированных яиц.

Таблица 1

Результаты анализа качественного состояния яиц ильмового ногохвоста из очагов Волгоградской области

 

Иная картина получилась при обработке данных лабораторных анализов в фазе куколки (таб. 2).

Таблица 2

Результаты анализа качественного состояния куколок ильмового ногохвоста из очагов Волгоградской области

Как видно из данных таблицы, наибольшую долю факторов вызывающие гибель имеют паразитоиды, на их долю приходится в среднем 6,4 %. Максимальные значения паразитированности было в 1988 и 2003 гг, соответственно 14 % и 11 %. В обследуемых очагах случаем значительной гибель куколок мы не наблюдали. Нами впервые обнаружены 5 видов паразитов, относящихся к различным семействам отряда перепончатокрылых и двукрылых: сем. ихневмониды, хальциды и тахины. Однако вопрос динамики паразитированности и видовой состав необходимо оставить для дальнейших исследований. Следующие по величине гибели являются болезни. Практически все больные куколки были поражены бактериальным возбудителем. Воздействия полиэдроза за период исследований нами не установлено. Так же, отсутствовали куколки пораженные мускардинозом.

Применительно к объекту нашего исследования и порядка действующих нормативов по защите лесов от болезней и вредителей практическая сторона вопроса проведений надзора за ногохвостом возложена на лесопатологический мониторинг. Организация и ведения государственного лесопатологического мониторинга (далее по тексту- ГЛПМ) представляет систему оперативного и постоянного слежения за состоянием лесов. ГЛПМ обеспечивает своевременное выявление неблагополучного состояния насаждений, производит оценку и прогноз развития лесопатологической ситуации для заблаговременного принятия решений по планированию и осуществлению эффективных лесозащитных мероприятий.

Составляющей частью лесопатологического мониторинга является система лесопатологического надзора и прогноза развития, распространения вредителей, в том числе сигнализация о повреждении лесных насаждений. Система надзора, в свою очередь, включает следующие технологические составляющие: общий надзор за состоянием лесов и сигнализация об их повреждении; специальный надзор за ильмовым ногохвостом, подразделяемый на рекогносцировочный и детальный виды надзора; лесопатологическое обследование; инвентаризация и учет очагов вредителей и болезней, иных повреждений лесов.

Ключевыми моментами является биология развития и насаждения, подвергавшиеся ранее и насаждения предпочтительные для нанесений им повреждений.

Сигнализацию о повреждении проводят в конце III декады мая или в I декаде июня. По результатам сигнализации определяют необходимость проведения лесопатологических обследований. В зависимости вида лесопатологического обследований ставятся цели, из них - определяют площади насаждений с объеданием, их границы, степень повреждения, численность гусениц в кроне, фенологическое состояние фитофага. Используя полученные ранее данные, проводят лесопатологическое (детальное) обследование и детальный надзор в период августа-сентября, производя учет куколок в почве. Затем собранные куколки подвергают анализу на определение их качественного состояния. Все полученные полевые и лабораторные данные оформляются документально и анализируются, эти результаты применяются в прогнозе ситуации на предстоящий год и рекомендаций проведения мероприятий по защите леса. От степени соблюдения методик и качества проводимых работ зависит качество прогноза.

Выражаем благодарность за консультации и советы В. И. Щурову - директору филиала Рослесозащиты - Центра защиты леса Краснодарского края, коллегам за помощь А.А. Каргальскому и Е.Ю. Бондаренко.

 

Список литературы:

1. Арнольди К.В. О лесостепных источниках и характере проникновения в степь лесных насекомых при степном лесоразведении// Зоол. журн. – 1953. – Т. 32. – № 2. – С. 175-194.

2. Воронцов А.И. Вредители лесомелиоративных посадок западной части Казах­ской ССР и Республики немцев Поволжья // Итоги научно-исследовательских работ ВИЗР за 1936 год» Л., 1937. Ч. 1. С. 242 - 268

3. Воронцов А.И. Вредители полезащитных насаждений Нижнего Поволжья // Тр. Ин-та леса АН СССР. М., 1954. Т. 16. С. 258-261.

4. Воронцов А.И. Изменения энтомофауны в Богдинских полезащитных полосах за 15 лет // Науч.-техн. информация МЛТИ. М., 1955. № 8. С. 24-30.

5. Воронцов А.И., Мозолевская Е.Г., Соколова Э.С. Технология защиты леса. – М.: Экология, 1991. – 304 с.

6. Данилов Г.А. Вредные насекомые в Донском лесничестве в 1886-1890 годах.// Известия СПб Лесного института. – 1900 . – Вып. IV. – С. 78-166.

7. Ильинский А.И. Надзор, учет и прогноз массовых размножений хвое- и листогрызущие насекомых в лесах СССР/ А.И. Ильинский, И.В. Тропин – М.: Лесная пром-ть. – 1965. – 525 с.

8. Ильинский А.И. Определитель вредителей леса: Изд-во с/х литер. журн. и плакатов. – М., 1962. – 392 с.

9. Кеппен Ф. Вредные насекомые.– СПб, 1881. – Том III.– 585 с.

10. Ламперт К. Атлас бабочек и гусениц Европы и отчасти Русско-Азиатских владений/ Под ред. Холодовского Н.А., С-П. Изд-во А.Ф. Девриена, – 1913. – 580 с.

11. Методы мониторинга вредителей и болезней леса / Под общ. ред. В.К. Тузова / Болезни и вредители в лесах России: Справочник. – М.: ВНИИЛМ, 2004. – Том III.– 200 с.

12. Мухин Ю.П. Паразитические насекомые, населяющие полезащитные лесные насаждения, и их роль в снижении численности листогрвызущих вредителей древесной пород// Бюл. ВНИАЛМИ. Волгоград, 1977. № 2 (24). С. 20-23.

13. Мухин Ю.П. Результаты системно-ландшафтного изучения энтомофауны Поволжья и Нижнего Дона// Науч. Тр. ВНИАЛМИ: Экология лесоаграрного ландшафта. Волгоград, 1986. 5 с.

14. Померанцев Д.В. Вредные насекомые и меры борьбы с ними в лесах и лесных полосах юго-востока европейской части СССР. – М., 1949. – 212 с.

15. Наставление по организации, и ведению лесопатологического мониторинга в лесах России/ Сост. А.Д. Маслов, Е.Г. Мозолевская, H.A. Лисов и др. -М.: ВНИИЛМ, 2001. 86 с.

16. Обзор санитарного и лесопатологического состояния лесов Волгоградской области за 2012 год и прогноз лесопатологической ситуации на 2013 год // Отчет Центра защиты леса Волгоградской области. – Волгоград, 2013. – 136 с.

17. Сахаров Н.Л. Вредные насекомые Нижнего Поволжья – ОГИЗ. С об. изд-во. – 1947. – 424 с.

18. Серый Г.А. Лесопатологическая ситуация в лесах Волгоградской области // IV Междунар. симпозиум «Степи северной Евразии». – Оренбург, 2006. – С. 648–651.

19. Шаров А.Г. Ильмовый ногохвост – вредитель лесопосадок степной зоны. //Зоологический журнал, т. 32, № 4, 1953, с. 594 – 607.

20. Шевырев И.Я. Вредные лесные насекомые южной России. Наблюдения 1891 г., гусеницы листогрызы и листоеды степных лесов. //Второй отчет лесному департаменту. С-Петербург: Лесной департамент, 1892. – Вып.II. – 92 с.

21. Серый Г.А. Массовые размножения и особенности фенологии ильмового ногохвоста на территории Волгоградской области/ Биоразнообразие аридных экосистем: сб. науч. ст. ФГБУ «Государственный природный заповедник «Богдинско-Баскунчакский». – Волгоград, Волгоградское научное изд-во, 2014. – С. 62-71.

Корпоративный вход