регионы России
Направления деятельностиСведения об организацииО нас455-ФЗУслугиФилиалыПресс-центрКонтакты
Карта филиалов
Российского центра защиты леса
Посмотреть филиалы списком
закрыть

Общая информация

Телефон единой диспетчерской службы
Федерального агентства лесного хозяйства

8-800-100-94-00

 

 

Динамика площадей очагов непарного шелкопряда в Волгоградской области

Пономарев В.И., Серый Г.А., Белицкая М.Н., Грибуст И.Р.

В настоящее время деятельность служб лесозащиты регламентируется рядом нормативно-правовых документов, принятых после введения в действие нового Лесного кодекса Российской Федерации. Одним из таких документов является «Порядок организации и осуществления лесопатологического мониторинга» (Приказ МПР от 9 июля 2007 г. № 174) [http://www.garant.ru/products/ipo/ prime/doc/2062849/]. Согласно Лесному кодексу РФ [base.garant.ru/12150845/], лесопатологический мониторинг (Статья 56, пункт 1.1) является частью государственного экологического мониторинга (государственного мониторинга окружающей среды). Одна из основных целей лесопатологического мониторинга – оценка и прогноз состояния лесов, в том числе в результате деятельности насекомых-филлофагов. В разделе «Общие положения», пункт 7 приказа МПР № 174 прямо указывается, что «применение способов осуществления лесопатологического мониторинга определяется в соответствии с лесозащитным районированием» (определение зон слабой, средней и сильной лесопатологической угрозы). Установленная зона угрозы является основанием выбора набора элементов системы наблюдений при лесопатологическом мониторинге. Лесные насаждения Волгоградской области периодически подвергаются дефолиации листогрызущими вредителями, в том числе непарным шелкопрядом Lymantria dispar (L.) [Серый, 2006; 2011а]. В отношении угрозы вспышек массового размножения непарного шелкопряда Волгоградскую область относят к зоне перманентного интенсивного вреда [Лямцев и др., 2000]. Из 52 субъектов Российской Федерации, где были зафиксированы вспышки, только в двух регионах – Волгоградской обл. и Республике Башкортостан за последние полвека отмечена 100 % встречаемость очагов непарного шелкопряда по годам [Лямцев, 2013].

Целью данной работы было проведение детального анализа динамики площадей очагов непарного шелкопряда на территории Волгоградской обл. за последние 50 лет (с 1964 г.) и выбор показателей для осуществления районирования (распределение территории лесничеств по зонам угрозы возникновения очагов непарного шелкопряда).

Методика и объекты исследований. На территории Волгоградской обл. находятся четыре природные зоны (рис.1): степная, сухостепная, полупустынная и зона Волго-Ахтубинской поймы.

Рис. 1.  Природные зоны Волгоградской области.

А – степная; Б – сухостепная; В – Волго-Ахтубинская пойма; Г – полупустынная

Лесной фонд составляет 4,3 % общей площади Волгоградской обл. Основные лесные массивы находятся в долинах рек, где вдоль русел на лу­гово-аллювиальных почвах пойм формируются ленточные леса. На песках Придонья встречаются небольшие колки из березы и дуба, произрастает сосна. Байрачные дубравы по вершинам балок иногда поднимаются на во­доразделы, образуя нагорные леса. Особое место в лесном фонде области занимают осокорево-дубовые леса Волго-Ахтубинской поймы, которые выполняют важные водоохранные и почвозащитные функции, входят в зеленые зоны городов.

В северо-западной части области лесные формации в междуречье рек Дона и Медведицы представлены дубравами, расположенными в поймах рек Хопера, Бузулука, Медведицы, по оврагам и склонам балок. На песчаных массивах произрастают искусственно созданные насаждения сосны. В ме­ждуречье рек Волги и Медведицы лесная растительность представлена бай­рачними дубравами и широколиственными лесами в поймах рек Дона и Иловли, березовыми колками и искусственными сосняками по Доно-Арчединскому песчаному массиву. Кроме того, существуют искусственно созданные в 1950-х гг. «промышленные дубравы» и различные защитные посадки.

По территории области проходит 5 государственных лесных полос: Пенза–Каменск, Камышин–Волгоград, Воронеж–Ростов, Саратов–Астрахань, Волгоград–Элиста–Черкесск. Их общая площадь состав­ляет 21,5 тыс. га. Основная часть лесополос расположена на территории сухостепной природной зоны.

В целом, по состоянию на 01.01.2013 г., в области насчитывали 472 382 га лесных насаждений (Гослесфонд). Из них твердолиственных – 276,2 тыс. га, мягколиственных – 84,8 тыс. га, хвойных (сосна) – 72,4 тыс. га. По состоянию на 01.01.2013 г., насаждения в степной зоне насчитывали 203 999 га насаждений, в сухостепной – 238 855 га, в полупустынной – 4 979 га, в Волго-Ахтубинской пойме – 24549 га.

При анализе динамики площадей очагов непарного шелкопряда была использована информация филиала ФБУ «Рослесозащита» «Центр защиты леса Волгоградской области» и статистические данные площадей очагов, по каждому из 22 лесничеств области за 1965–2014 гг., данные учета лесного фонда Волгоградской обл.

Применяемое в защите леса лесозащитное районирование представляется как классификация лесного фонда на основе количественных критериев, порядок и методология которой определены «Руководством по проектированию, организации и ведению лесопатологического мониторинга» утвержденного приказом Рослесхоза № 523 от 29.12.2007 г. [http://www.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_129394/].

При расчетах встречаемости очагов непарного шелкопряда (доля  лет с очагами от всего периода наблюдения, %), и отнесении насаждений в пределах лесничеств к разным зонам лесопатологической угрозы применяли методику Н.И. Лямцева [Лямцев и др., 2000; 2005]. При расчетах использовали данные учета лесного фонда по состоянию на 01.01.2007 г., так как данные по площади очагов в сводках были приведены для Гослесфонда, и в виду того, что после 2008 г. произошли изменения структуры Гослесфонда в сторону увеличения за счет принятых сельских лесов. После 2008 г. площади очагов по области не превышали 500 га.

Рис. 2. Схема расположения лесничеств Волгоградской обл. и лесозащитных районов.

Лесозащитные районы обозначены римскими цифрами: I – Михайловский, II – Жирновский, III – Среднеахтубинский; лесничества – арабскими цифрами: 1 – Алексеевское, 2 – Даниловское, 3 – Михайловское, 4 – Новоаннинское, 5 –Подтелковское, 6 – Руднянское, 7 – Урюпинское,  8 – Арчединское, 9 – Быковское, 10 – Волгоградское, 11 – Котовское, 12 – Жирновское, 13 – Иловлинское, 14 – Калачевское, 15 – Камышинское, 16 – Нижнечирское, 17 – Ольховское, 18 – Светлоярское, 19 – Серафимовическое, 20 – Старополтавское, 21 – Лещевское, 22 – Среднеахтубинское.

На основании многолетних данных о развитии очагов массового размножения вредителей и болезней, влиянии различных факторов на леса проведено лесозащитное районирование территории Волгоградской обл., в соответствии с методиками [Воронцов и др. 1991; Болезни и вредители…, 2004; приказ Рослесхоза № 523 от 29.12.2007 г.]. Дана балльная оценка основных факторов негативного влияния на состояние древостоев, определяющих уровень лесопатологической напряженности в разрезе лесничеств, установлены границы лесозащитных районов [Серый, 2011б]. В соответствии с утвержденным лесозащитным районированием Волгоградской области, насаждения лесничеств относятся к зоне сильной лесопатологической угрозы и разделены на Михайловский, Жирновский и Среднеахтубинский лесозащитные районы. В целом эти районы в значительной степени совпадают с природными зонами (рис. 2).

Обработку данных проводили в программе Excel из пакета программ MS Office для Windows.

Результаты и обсуждение. Вспышки массового размножения непарного шелкопряда в области в основном фиксируют в насаждениях дуба черешчатого Quercus robur L., и тополя черного (осокорь) Populus nigra L., суммарная площадь этих насаждений в области по состоянию на 01.01.2007 г. составляла 159 560 га. Максимальные площади очагов достигали 115 425 га, то есть 72 % от площадей тополевых и дубовых насаждений.

 

Рис. 3. Динамика площади очагов непарного шелкопряда в Михайловском и Среднеахтубинском  лесозащитных районах.

 Примечание: шкала ординат логарифмическая. На рисунке вместо Верхнеахтубинский надо читать Среднеахтубинский.

Анализ графиков динамики площадей очагов по лесозащитным районам (рис. 3, 4) показывает, что, во-первых, в последние десятилетия (после вспышки 1970-х гг.) в Михайловском (степная зона) и Жирновском (зона сухих степей) происходит значительное снижение площадей очагов. В то же время, в Среднеахтубинском районе (Волго-Ахтубинская пойма) такого явления не наблюдается. Анализ причин таких различий не входит в цель данной работы. Здесь можно только отметить, что тенденция снижения площади очагов последние десятилетия отмечена и в соседней с Михайловским лесозащитным районом Воронежской области [Лямцев, 2013]. Во-вторых, если в Михайловском (встречаемость очагов 60 %) и Среднеахтубинском (встречаемость очагов 44 %) районах наблюдаются четкие циклы возникновения и затухания очагов (рис. 3), то в Жирновском районе (встречаемось очагов 94 %) (рис. 4) такая цикличность отсутствует. Объяснением такому явлению может быть то, что существует высокий уровень асинхронности динамики площадей очагов в разных насаждениях в этой зоне.

Корреляционный анализ показал, что у 2 лесничеств Верхнеатубинского лесозащитного района (перечень лесничеств разных природных зон представлен в табл. 1) синхронность динамики очагов очень высока (коэффициент корреляции r = 0,95).

Рис. 4. Динамика площади очагов непарного шелкопряда в Жирновском лесозащитном районе.

Примечание: шкала ординат логарифмическая.

На территории 9 лесничеств Михайловского лесозащитного района также отмечена достаточно высокая синхронность динамики вспышек. Почти между всеми лесничествами корреляция по динамике площадей очагов достоверная (p < 0.05) и высокая ( r = 0,6–0,9).

Несколько выбивается Подтелковское лесничество (юг зоны, рис. 2) у которого отсутствует значимая корреляция с двумя лесничествами – Даниловским и Руднянским.

В то же время, у 12 лесничеств Жирновского района асинхронность очагов чрезвычайно высока. Наиболее высока асинхронность динамики очагов между лесничествами северной части этого района – Камышинского, Котовского, Жирновского, Ольховского и Арчедынского лесничеств. Здесь незначительная корреляция (r = 0,5–0,55) отмечена только между соседними лесничествами. Так, для Камышинского лесничества отмечена корреляция динамики очагов только Жирновским лесничеством, для Ольховского – только с Котовским.

Анализ динамики очагов в двух лесничествах с самой высокой встречаемостью очагов (Ольховском и Жирновском) показывает, что очаги в этих двух лесничествах вместе дают 85 % встречаемости очагов (рис. 5). При этом корреляция динамики очагов у лесничеств отсутствует (r = 0,18).

Рис. 5. Динамика площади очагов непарного шелкопряда в Жирновском и Ольховском лесничествах.

Примечание: шкала ординат логарифмическая.

Максимальная синхронность динамики площади очагов отмечена у лесничеств, расположенных в южной части зоны. Высокий уровень синхронности вспышек (r=0,6–0,9, при p<0,05) отмечен для Волгоградского, Нижнечирского, Серафимовического, Светлоярского лесничеств. Динамика площади очагов Старополтавского (сухостепная зона) и Быковского (полупустынная зона) лесничеств (Заволжье) не коррелирует с динамикой очагов ни одного из лесничеств.

Таблица 1. Встречаемость очагов, площади насаждений и средняя площадь очагов в лесничествах разных природных зон Волгоградской области

Примечание: Доля кормовых пород – доля дуба и тополя в насаждениях; средняя площадь очага – в годы, в которые очаги фиксировали; плотность очагов – средняя площадь очагов на 1000 га кормовых пород; наименование лесничеств в пределах зоны указаны в порядке расположения с севера – на юг.

Данные по встречаемости очагов и их плотности (отношения средней площади очагов к площади основных кормовых пород – дуба черешчатого и тополя черного, в га на каждую 1 000 га) за 50 летний период в разных природных зонах области представлены в табл. 1. Анализ этих данных показывает, что из 22 лесничеств в 13 встречаемость очагов 30 % и ниже, в 8 лесничествах встречаемость очагов ниже 70 %, в одном – выше 70 %.

В табл. 1. наименование лесничества в пределах каждой природной зоны указаны в порядке географического расположения, с севера на юг.

В том же направлении отмечается и снижение лесопатологической угрозы и в степной и в сухостепной зонах. В заволжской части области (Старополтавское лесничество (сухостепная зона) и Быковское лесничество (полупустынная зона) вероятность вспышки – крайне незначительна.

Как уже отмечалось выше, в сухостепной зоне наиболее высока синхронность вспышек у лесничеств, расположенных на юге зоны. Суммарная встречаемость очагов по пяти лесничествам (Волгоградскому, Нижнечирскому, Калачевскому, Серафимовическому, Светлоярскому), насаждения которых составляют 35 % от всех насаждений обл. – 53 %. 

В северной части сухостепной зоны, где установлен максимальный уровень асинхронности динамики очагов, наиболее высоко разнообразие условий, в которых произрастают насаждения кормовых пород непарного шелкопряда – это зона со значительной площадью лесополос с участием дуба в суходольных условиях и пойменные леса, периодически затопляемые паводковыми водами.

На значительное преобладание суходольных и байрачных насаждений кормовых пород указывает и низкая доля насаждений тополя черного в этой части зоны (табл. 1).  Эта порода, которая растет почти исключительно в поймах рек, вне пойм удовлетворительно растет на влажных песчаных почвах или на песках с неглубоким залеганием грунтовой воды [Ткаченко, 1952]

Корреляционный анализ по всем лесничествам показал, что встречаемость очагов не коррелируют с площадью очагов, ни со средней (r=–0,04), ни с максимальной (r=0,30). Отсутствует также корреляция площади насаждений кормовых пород с плотностью очагов (r=–0,13). Отмечена  достоверная, но небольшая (0,54) корреляция доли кормовых пород в насаждениях со встречаемостью очагов. Кроме того, отмечена (ожидаемо) достоверная корреляция средней площади очага с площадью насаждения (r=0,72) и доли в них кормовых пород (r=0,65). Эти результаты указывают на то, что при внутрирегиональном зонировании угрозы вспышек массового размножения непарного шелкопряда и планировании методов мониторинга необходимо учитывать, как минимум два показателя – встречаемость очагов и их плотность. Так, при низкой встречаемости (Михайловское лесничество) наблюдается очень высокая плотность очагов – до 433 га на 1 000 га насаждений кормовых пород, занимающих более 50 % от всех насаждений лесничества, при высокой встречаемости (Ольховское лесничество) плотность очагов может быть относительно небольшой – до 193 га на 1 000 га насаждений кормовых пород, также занимающих 50 % от всех насаждений лесничества.

Заключение. Согласно региональному зонированию Волгоградская область расположена в зоне сильной лесопатологической угрозы. Это регион, где встречаемость очагов составляет 100 %. Анализ динамики очагов внутри региона показал, что их максимальная встречаемость связана с высокой степенью асинхронности динамики очагов между насаждениями лесничеств, особенно в северной части зоны сухих степей. Больше половины насаждений области имеют встречаемость очагов непарного шелкопряда 30 % и ниже. Наиболее высока степень угрозы массовых размножений в лесничествах, расположенных в северной части области и в Волго-Ахтубинской пойме. В степной и сухостепной зонах отмечено значительное снижение в последние годы площади очагов. В Волго-Ахтубинской пойме динамика очагов и их площадь за последние годы не изменились.

Лесопатологический мониторинг непарного шелкопряда на территории Волгоградской области необходимо осуществлять с учетом выявленных зон, отличающихся по степени угрозы. При планировании методов мониторинга необходимо учитывать, как минимум, два показателя – встречаемость очагов и их плотность.

 

Список литературы:

1. Воронцов А.И. Мозолевская Е.Г., Соколова Э.С. Технология защиты леса. М.: Экология, 1991. 304 с.

2. Лесной кодекс Российской Федерации. http://base.garant.ru/12150845/

3. Лямцев Н. И., Исаев А. С., Зукерт Н. В. Влияние климата и погоды на динамику численности непарного шелкопряда в европейской России// Лесоведение. 2000. №1. С. 62–67

4. Лямцев Н.И., Жуков А.М. Лесозащитное районирование лесного фонда России// Лесное хозяйство. 2005. №2. С. 36-38.

5. Лямцев Н.И. Динамика численности непарного шелкопряда в лесостепных дубравах Европейской России. Пушкино. ВНИИЛМ. 2013. 98 с.

6. Болезни и вредители в лесах России. Том III. Методы мониторинга вредителей и болезней леса/ Под общ. ред. В.К. Тузова. М.: ВНИИЛМ, 2004. 200 с.

7. Приказ МПР от 9 июля 2007 г. № 174. http://www.garant.ru/products/ ipo/ prime/doc/2062849/

8. Серый Г.А. Массовое размножение листогрызущих вредителей в дубравах Волго-Ахтубинской поймы// Защита леса от вредителей и болезней: сб. науч. тр. ВНИИЛМ, Пушкино, 2006. С. 147-149.

9. Серый Г.А. Насекомые фитофаги - основные объекты лесоэнтомологического мониторинга на территории Волгоградской области// Защиты лесов юга России от вредных насекомых и болезней: сб. науч. статей, ВНИИЛМ, Пушкино, 2011а. С. 113–117.

10. Серый Г.А. Лесозащитное районирование Волгоградской области// Защита лесов юга России от вредных насекомых и болезней: сб. науч. статей, ВНИИЛМ, Пушкино, 2011б – С. 105–112.

11. Ткаченко М.Е. Общее лесоводство. М.-Л., Гослесбумиздат.  1952. 599 с

12. Пономарев В.И., Серый Г.А., Белицкая М.Н., Грибуст И.Р. Динамика площадей очагов непарного шелкопряда в Волгоградской области// Известия Санкт-Петербургской лесотехнической академии. – СПб: СПбГЛТА, 2015. – Вып. 211. – С. 92–104.

 

 

 

 

 

Корпоративный вход