регионы России
Направления деятельностиО нас455-ФЗУслугиФилиалыПресс-центрКонтакты
Карта филиалов
Российского центра защиты леса
Посмотреть филиалы списком
закрыть

Общая информация

Телефон единой диспетчерской службы
Федерального агентства лесного хозяйства

8-800-100-94-00

 

 

На грани катастрофы

Российские леса рискуют оказаться беззащитными перед вредителями
 
Эксперты констатируют: год от года лесопатологическая ситуация в России становится все боле напряженной. Это обусловлено целым рядом факторов: изменением климата и, как следствие, увеличением очагов массового размножения вредных организмов, повышением антропогенной нагрузки на леса, несовершенством законодательной базы и низкой квалификацией кадров, проводящих лесозащитные мероприятия. Еще одной немаловажной проблемой является отсутствие необходимых препаратов для борьбы с вредителями. Этой теме было посвящено очередное совещание в Рослесхозе.
 
Как рассказал директор ФБУ «Рослесозащита» Владимир Солдатов, ежегодно для борьбы с вредителями леса применяются пестициды, химические и биологические препараты на площади от 200 до 500 тыс.га. При этом использоваться могут только средства, имеющие государственную регистрацию и включенные в Государственный каталог пестицидов и агрохимикатов, разрешенных к применению на территории страны. Данный перечень пересматривается ежегодно, а срок регистрации каждого препарата ограничивается десятью годами. Получить ее производители могут только после проведения испытаний, которые организуются Госхимкомиссией Минсельхоза.
 
Для эффективного регулирования численности популяции вредных организмов требуются препараты различного спектра действия: против хвое- и листогрызущих, стволовых вредителей, вредителей корней, плодов и семян. При этом они должны оказывать минимальное воздействие на нецелевые объекты обработки, обладать малой фитотоксичностью, быть безвредными для человека и теплокровных животных.
 
Набор средств, позволяющих бороться с любой группой вредных организмов, должен постоянно присутствовать в государственном каталоге и регулярно обновляться. Однако этого не происходит. Более того, в течение последних десяти лет наблюдается обратный процесс. Не только не появилось ни одного нового препарата для использования на землях лесного фонда, но их ассортимент неуклонно снижается.
 
Так, если в 2003 году в распоряжении «лесных докторов» было 59 наименований препаратов (в том числе три вирусных), то к 2009-му список сократился до 16 позиций, а в нынешнем году – до шести. Вместе с тем, по подсчетам экспертов, только одних химических препаратов для борьбы с хвое- и листогрызущими насекомыми необходимо иметь 8–11 разновидностей. Только в этом случае можно избежать привыкания к ним вредителей и при необходимости обеспечить многократную обработку участков.
 
– В декабре 2014 года закончился срок государственной регистрации у четырех препаратов, поэтому они не были включены в Государственный каталог пестицидов и агрохимикатов, разрешенных к применению на территории Российской Федерации на 2015 год. В арсенале остались только биологические препараты. Можно говорить о том, что положение дел с защитой леса от вредителей и болезней находится на грани катастрофы, – заявил Владимир Солдатов.
 
Так, на текущий момент уже невозможно проводить истребительные мероприятия не только против вредителей корней, плодов и семян, стволовых вредителей, вредителей и болезней питомников, но и целого ряда хвое- и листогрызущих. Например, в этом году субъекты не смогут выполнить обработку против златки ивовой минирующей в Республике Башкортостан, шишковой и сосновой смолевки на семенной плантации в Бурятии, рыжего соснового пилильщика в целом ряде регионов.
 
Самые серьезные последствия отказа от проведения борьбы с вредителями могут сложиться в Иркутской области, где необходима обработка против сибирского шелкопряда. На сегодняшний день в списке разрешенных для этих целей препаратов остался один – «Лепидоцид». Он является биологическим средством, а значит, менее эффективен, чем «химия». Кроме того, предназначен только для борьбы с чешуекрылыми вредителями и не действует против скрыто питающихся личинок, а также не может применяться при низких температурах, что часто наблюдается в горных условиях.
 
– Как правило, химические препараты используют, как только гусеница выходит из подстилки, то есть в мае. Какие температуры в Сибири в это время? Низкие. Использовать биопрепарат опасно. Он эффективный, но действует только тогда, когда питается гусеница, а это происходит при температуре выше +18 ?C, – пояснил глава Рослесозащиты.
 
Велик риск, что вслед за вредителями в зараженные леса придет другая беда – пожары. Так произошло, например, в Якутии, где 5 млн га погибших насаждений были пройдены огнем. Причем зачастую против таких возгораний бессильны и люди, и техника.
 
– Когда горят шелкопрядники – это страшная ситуация. Такое было в 1960–1970-е годы. Их никто не мог потушить – ни авиация, ни люди, потому что температура в центре очага достигала 600?С. Пока мы еще не подошли к этому, но стоим уже где-то близко, – добавил главный лесопатолог страны.
 
В то время как «лесные доктора» испытывают нехватку препаратов, аналогичные вещества для использования на сельскохозяйственных землях появляются ежегодно. В госкаталоге присутствует большой набор современных и эффективных химических пестицидов, есть также средства, пригодные для борьбы с вредителями семян.
 
– Возникла парадоксальная ситуация, когда десятки современных химических и биологических препаратов разрешены к применению в сельском хозяйстве и на приусадебных участках, но запрещены в лесу, – констатировал Владимир Солдатов.
 
Главная причина резкого сокращения ассортимента и отсутствия инновационных разработок в этой сфере связана в первую очередь с отсутствием постоянного рынка сбыта, а также относительно небольшими объемами, которые требуются для защиты лесов. Вместе с тем минимальная стоимость испытаний, необходимых для получения госрегистрации, составляет миллион рублей для одного препарата. Таким образом, нестабильный рынок и малые объемы возможных продаж делают экономически невыгодным для разработчиков создание средств по защите леса. Эти затраты могут не окупиться за весь период действия государственной регистрации. С сельхозпредприятиями подобных проблем у производителей не возникает, поскольку на закупку химических препаратов и пестицидов выделяется государственная дотация, а спрос на них со стороны фермеров есть всегда.
 
Другой немаловажный аспект проблемы по защите леса от вредителей – квалификация исполнителей работ. Как отмечают в Рослесозащите, в нынешнем году на рынок услуг вышли новые компании, не имеющие соответствующего опыта. Например, в Тюменской области конкурс на проведение мероприятий по локализации и ликвидации очагов вредных организмов выиграло ООО «Борец», зарегистрированное в августе 2014 года, специализирующееся на пропитке древесины, торговле пестицидами и агрохимикатами. Компания намерена бороться с непарным шелкопрядом на площади 50 тыс. га, имея в своем распоряжении всего четыре наземных агрегата. Подобного технического оснащения недостаточно, чтобы охватить всю территорию, уверены эксперты. Сомнение в своей компетенции вызывают также компании «Нильс-Юг» и «Нильс-Восток», которые должны проводить обработку в Мордовии. Главным направлением деятельности фирм является дезинфекция, производство пестицидов и агрохимикатов, а уставной капитал составляет всего 10 тыс. рублей. Кстати, по результатам аукционов они снизили стоимость работ более чем на 40%.
 
– Лесничествам совместно с филиалами Рослесозащиты необходимо наладить жесткий контроль за работой подрядчиков, однако этого мало, – подчеркнул директор учреждения. – Сам факт возникновения таких ситуаций свидетельствует о том, что нужно менять регламент организации мероприятий по локализации и ликвидации очагов вредных организмов.
 
Для повышения качества работ, по мнению Солдатова, необходимо отказаться от аукционов и проводить обработки в лесах силами специализированных учреждений, согласно принятому в прошлом году Федеральному закону № 27-ФЗ. Он, напомним, позволил регионам создавать специальные бюджетные и автономные госучреждения для проведения лесохозяйственных мероприятий без конкурса. Второй вариант – изменить форму торгов на право проведения обработок насаждений, заменив аукционы конкурсами. В этом случае у субъектов появится возможность выставлять требования к квалификации специалистов, наличию необходимой техники и главное – опыту работ. Но для подобного нововведения потребуется внести изменения в соответствующее постановление правительства.
 
Помимо этого, предлагается рассмотреть вопрос о создании специализированных региональных организаций, уставной деятельностью которых должно стать проведение мероприятий по локализации и ликвидации очагов вредных организмов наземными и авиационными способами. Учитывая небольшой и непостоянный объем работ по защите лесов, предприятия смогут осуществлять работу не только в лесном фонде, но и на землях сельскохозяйственного назначения. Согласно мнению экспертов, такие подрядчики будут заинтересованы в развитии новых технологий, применении современных эффективных препаратов и повышении собственного профессионализма.
 
В целом же, чтобы исправить сложившуюся ситуацию, специалисты предлагают создать инициативную группу с участием представителей Рослесхоза, Рослесозащиты, ВНИИЛМ, крупных производителей препаратов и компаний, оказывающих услуги по защите леса. Главной задачей экспертного совета должны стать организация разработки инновационных средств, проведение их испытаний и государственной регистрации, а также продление регистрации действующих препаратов. Лесопатологи также предлагают рассмотреть возможность оплаты части этих работ за счет средств федерального бюджета. Помимо того, требуется выйти на Минсельхоз с предложениями по внесению изменений в порядок государственной регистрации пестицидов и агрохимикатов. В первую очередь, по мнению представителей Рослесозащиты, необходимо создать регламент, согласно которому препараты, разрешенные на землях сельхозназначения, можно будет использовать и в лесном фонде.
 
По итогам совещания заместитель руководителя Рослесхоза Павел Кукушкин поручил участникам подготовить предложения по дополнению существующего перечня препаратов для борьбы с вредителями, а также разработать «дорожную карту» для пошагового решения проблем защиты леса.
 
Ольга ЧЕМОДАНОВА
 
 
Корпоративный вход